?

Log in

No account? Create an account
chłopiec malowany

Февраль 2014

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728 

Метки

Разработано LiveJournal.com
kotwica

Чья власть, того и мова, или Подопытные дети. Окончание

НЕГАТИВ

Как я уже писал, г-н Чербаджи по-прежнему занят своими делишками. Вместе с  толпой всяческих ющенок, януковичей и тимошенок. Теперь вот до кино добрались...


Подопытные дети (2). Перспективы полной украинизации Севастополя и АРК

Главная мишень - дети

Именно на этом фоне недавним распоряжением г-на Матвиенко всю официальную документацию в Крыму было велено перевести на украинский язык. Однако не следует думать, что этим дело кончится. Его исход решается отнюдь не в стенах казенных учреждений. Главные усилия украинизаторов сосредоточены на школе. И именно там, экспериментируя над почти беззащитными детьми, они добиваются своих главных успехов. Атака ведется по двум основным направлениям: манипуляции с историческим сознанием и прививка украинского языка и литературы в качестве «родных».

По существу, сфера образования – самое крупное наше поражение. По целому ряду показателей школа уже вполне украинизирована. Она все еще называется русской, но подразумевается всего лишь язык преподавания (да и то не всех предметов). Главным орудием промывания мозгов являются украинские учебники истории. Цитировать их особой нужды нет, это делалось не раз. Новым для меня оказалось иное: уже подрастает поколение детей, начинающих верить тому, что у их родителей и старших братьев ничего, кроме смеха, не вызывало. Они считают, что Севастополь основан греками. Русские в Крыму для них колонизаторы, в лучшем случае пришельцы. Единственный народ, имеющий по-настоящему законное право на эту землю – крымские татары (15% населения). Украина (вместе с Крымом) была прежде колонией России, а украинцы (и татары) – народом, подвергавшимся колониальному гнету. Русский флот в Севастополе – флот иностранной державы. А вот одна из последних киевских находок, объясняющая, почему в 1954 г. Крым был передан Украине: оказывается, чтобы свалить на нее бремя его восстановления после войны. Родители в шоке. Реакция подростков не столь однозначна. Если некоторые отказываются повторять подобное, то другие успешно усваивают учебный материал. И поступают вполне здраво, поскольку тех, кто повторять отказывается, ожидает маргинализация: можно гордо учиться на двойки, но далеко с таким аттестатом не пойдешь.

То же касается и обучения украинскому языку и литературе. Казалось бы, что плохого в том, чтобы выучить еще один язык? Я когда-то и сам (причем совершенно самостоятельно и не без удовольствия) учил украинский. Но теперь стремление овладеть им означает вовсе не бескорыстное стремление  к знаниям. Это способ приспособиться к новой реальности и проявить свою лояльность. При этом нежелание учить государственный язык, объясняется исключительно глупостью и леностью. Мысль о таком чувстве, как национальное достоинство, и таком праве, как свобода выбора, в голове украинизаторов не умещается. Впрочем, один выбор остается: чемодан – вокзал…

Если в 1994 г. моему севастопольскому коллеге украинский предлагали изучать факультативно (во всей школе удалось собрать группу из трех человек), то теперь ни о какой факультативности говорить не приходится. Сокращение часов на русский язык и литературу идет стремительно. В настоящее время в пятом классе на русский язык и литературу отводится пять часов, столько же на украинский. В седьмом, соответственно, четыре и четыре (а еще недавно было семь-восемь русского и три украинского). В одиннадцатом: три и три. При этом русская литература уже называется «Русская и зарубежная литература». Все это бьет не только по детям, но и по учителям русского языка, которых просто перестают брать на работу. Причина банальная: нет часов. О судьбе преподавателей истории, отказавшихся нести ту ахинею, о которой я писал выше, лучше не вспоминать. А вот что касается учеников, успешно осваивающих новую программу, то за них можно быть спокойными. Они вырастут и начнут свысока поглядывать на своих отставших от жизни родителей и на тех сверстников, что добровольно обрекли себя на участь аутсайдеров.

Украинизаторы не думают останавливаться на достигнутом. Они намерены совершить в Крыму то же, что уже сделали на «настоящей» Украине. То есть постепенно заменить «русские» школы «украинскими». Недавняя попытка загнать детей в такую школу в поселке Комсомольское близ Симферополя имела следствием пикеты, в которых приняли участие родители учеников. Сам по себе факт отрадный, но власти он не обескуражил. 23 августа в Севастополе состоялся митинг в честь закладки новой украинской гимназии, рассчитанной на 700 мест.  По словам заместителя председателя городской госадминистрации, известного националиста Дмитрия Базива, она станет «сердцем украинства в Севастополе». На создание этого сердца небезызвестная г-жа Тимошенко согласилась включить в расходные статьи бюджета 2006 г. 36 млн гривен (каждая гривна это приблизительно шесть наших рублей).

Однако строительством украинской гимназии дело не ограничится.

 

Последние гвозди в гроб русской школы

Перехожу к самой главной части моего пространного повествования, ради которой, собственно, все это и писалось. Благодаря киевским коллегам, в моих руках оказался весьма любопытный документ, проливающий свет на перспективные планы украинизации севастопольской школы. Он довольно длинен, однако в силу его особенной важности для севастопольцев, я приведу его полностью в переводе с украинского, разбив на отдельные цитаты, снабженные моим комментарием. Итак, да будет выслушана и другая сторона!

«Справка о состоянии развития и функционирования украинского языка в учебных заведениях города Севастополя

Севастопольской городской государственной администрацией, управлением образования и науки, а также педагогическими коллективами учебных заведений проводится планомерная работа по реализации требований законодательства Украины о языке, постановления Кабинета Министров Украины от 14.11.97 г. № 759 «Об утверждении Государственной программы развития и функционирования украинского языка на 2004–2010 гг.»

С целью выполнения вышеназванных документов Севастопольской городской государственной администрацией разработана Программа развития и поддержки украинской культуры в г. Севастополе, обеспечено функционирование украинского языка в городской системе образования.

Особенностью региона является то, что до 1998 г. в учебных заведениях города совсем не изучался украинский язык и введение его преподавания было связано с рядом организационных, кадровых и методических трудностей.

Начиная с 1998 г. преподавание украинского языка и литературы как обязательных предметов учебного плана было введено во всех общеобразовательных заведениях города. С каждым годом процесс охвата школьников изучением украинского языка постепенно усиливался, его динамика выглядит следующим образом:

1999–2000 учебный год – 70% школьников;

2000–2001 учебный год – 83% школьников;

2001–2002 учебный год – 97,2% школьников.

Начиная с 2003–2004 учебного года все 100% учеников общеобразовательных, профессионально-технических и высших учебных заведений города изучают государственный язык в полном объеме программы по этому предмету».

В общем-то, здесь еще ничего нового и неожиданного нет. Это как раз то, о чем писалось мною выше. Но дальше будет гораздо интереснее. Обещаю.

«Для удовлетворения потребностей населения в образовании на государственном языке в городе 3 школы с русским языком обучения (СШ №№ 8, 37, 53) преобразованы в школы с украинским и русским языками обучения, а также открыта школа-интернат № 7 с украинским языком обучения.

В семи школах с русским языком обучения в 2004–2005 учебном году функционировали 47 классов с украинским языком обучения, в которых училось 779 учеников (2,1% от общей численности; для сравнения: в 2002 учебном году – 1,5%).

На данное время сеть классов и школ с украинским языком преподавания полностью удовлетворяет потребность населения в образовании на государственном языке».

Прошу обратить особое внимание на последнюю фразу: «сеть классов и школ с украинским языком преподавания полностью удовлетворяет потребность населения в образовании на государственном языке». То есть, если рассуждать логически и руководствоваться «потребностями населения», необходимости в проведении дополнительных мер не существует. Но это если исходить из потребностей населения…

«Для обеспечения постепенного перехода общеобразовательных учебных заведений на украинских язык преподавания в 2005 г. увеличено на один час количество часов в неделю на изучение украинской литературы в школах III ступени по сравнению с требованиями типового учебного плана, утвержденного Министерством образования и науки Украины».

Оценили? Вот это место: «Для обеспечения постепенного перехода общеобразовательных учебных заведений на украинский язык преподавания…» Причем типовой учебный план не только выполняется, но и перевыполняется. Дальше – больше.

«Запланировано также, начиная с 2005–2006 учебного года перевести преподавание предмета «История Украины» на украинский язык в учебных заведениях, где работают специалисты-историки с правом преподавания предмета на государственном языке.

В городе функционируют 87 дошкольных учебных заведений, которые посещают более 10 тысяч детей, то есть 61,75 (по Украине – 40%).

 В 70 дошкольных учреждениях, которые охватывают почти 8 тысяч воспитанников, наряду с русским дети изучают на занятиях украинский язык. Ежегодно увеличивается количество групп с украинским языком обучения (в 2005 г. на 38 больше, чем в 2004 г.; по состоянию на 01.01.2005 г. – всего 450 групп).

В настоящее время 9 дошкольных учреждений осуществляют свою деятельность при приоритетном воспитании и обучении детей на украинском языке. В каждом детском саде оформлены уголки по украиноведению, функционируют минимузеи, в которых собраны предметы украинского быта, произведения изобразительного искусства, украинская литература и др.

С 01.09.2005 г. в системе городского дошкольного образования будут функционировать два украинских детских сада: № 12 Ленинского района и № 88 Гагаринского района».

Товарищи идут верной дорогой. К смене национальной идентичности лучше готовить, начиная с детского сада. А уголки «украиноведения» и «минимузеи» с «предметами украинского быта, произведениями изобразительного искусства, украинской литературой и т.д.» – одно из лучших средств программирования, когда ребенку с младых ногтей внушается: «Ты украинец, ты украинец, ты украинец, что бы там тебе ни говорил твой несознательный отец».

«В городе предпринимались целенаправленные действия по методическому обеспечению украиноведческой работы в учебных заведениях. Увеличилось количество методических пособий, детской художественной литературы на украинском языке. В 43 дошкольных учреждениях работают преподаватели украинского языка за счет дополнительно введенных ставок».

Тоже вполне последовательно: преподавателей русского оставляем без часов, преподавателям украинского создаем ставки… При таком подходе многие из преподавателей русского, возможно, сами захотят стать преподавателями украинского.

«С целью просвещения родителей проводятся открытые мероприятия, посвященные украинским национальным праздникам. Детские праздники, утренники, дни украинского языка способствуют приобщению детей к традициям и обычаям украинского народа».

Оцените изящество мысли! «С целью просвещения родителей…» Так и представляешь себе туповатых севастопольцев, которых наконец-то просветят и сделают сознательными родителями детей, приобщенных «к традициям и обычаям украинского народа».

«Управление образования и науки совместно с Крымским филиалом Научно-методического центра Министерства образования и науки Украины, начиная с 2002–2003 гг., начало проведение семинаров в городе Севастополе, посвященных Дням родного языка, этнокультурному содержанию учебного процесса в учебных заведениях. Ежегодно проводятся конкурсы «Учитель года», Международный конкурс по украинскому языку им. П. Яцика, «Верю в будущее твое, Украина», «Передадим потомкам наше сокровище – украинский язык», всеукраинские ученические олимпиады по украинскому языку и литературе».

Не вполне ясно, каким образом украинский язык стал для севастопольских детей родным и даже сделался «сокровищем», которое они должны «передать потомкам», но как инструмент программирования эти мероприятия выглядят вполне целесообразными.

«Каждое общеобразовательное и профессионально-техническое учебное заведение имеет кабинеты государственного языка, которые оснащены необходимым оборудованием, оформлены стендами с украинской символикой (Флаг, Герб, слова Гимна Украины, физическая карта Украины)».

Все то же. Программировать, программировать и программировать. Интересно, правда, почему карта Украины непременно должна быть физической, а не административной? Превентивная мера против «сепаратистов» и сторонников регионализации? Впрочем, не будем раньше времени впадать в паранойю. Нам предстоит прочесть еще много интересного.

«Все работники управления, отделов образования, директора и учителя общеобразовательных учебных заведений владеют государственным языком в объеме, необходимом для выполнения профессиональных обязанностей.

При аттестации педагогических работников особенное внимание уделяется выполнению требованию п. 1.3 Типового положения об аттестации педагогических работников Украины, утвержденного приказом Министерства образования и науки от 01.12.98 г. № 419, в отношении владения государственным языком».

И вновь верный подход: неподдающихся вон из школы!

«Севастопольская городская госадминистрация постоянно принимает меры по обеспечению оптимальных условий изучения украинского языка и литературы в образовательных учреждениях города, а также постепенного перехода общеобразовательных учебных заведений с русского языка обучения на украинский язык обучения».

Внимание! Вновь прозвучали ключевые слова о «постепенном переходе общеобразовательных учебных заведений с русского языка обучения на украинский язык обучения». Это настолько ценно, что автору можно простить некоторую корявость изложения и ненужные повторы отдельных слов. Но что у нас дальше? Ага, вот оно – программа действий!

«Более динамичное развитие сети учебных заведений с украинским языком обучения в г. Севастополе возможно лишь при условии серьезных смен в кадровой сфере отрасли.

В 1997 г., в связи с введением преподавания в образовательных учреждениях города украинского языка и литературы, функции по подготовки кадров учителей этого предмета были возложены на Севастопольский институт последипломного образования (постановление Кабинета Министров Украины от 6 ноября 1997 г. № 1235 «Об утверждении Программы развития и поддержки украинской культуры в г. Севастополе, обеспечение функционирования украинского языка в сферах общественной жизни города»).

Но несмотря на то, что функционирование украинского языка в городе Севастополе имело в то время общегосударственное значение, целевых средств из государственного бюджета для этого не выделялось.

Севастопольским институтом последипломного образования за период с 1996 по 2004 годы подготовлено и переподготовлено по специальности «украинский язык и литература» 556 человек, однако процент бюджетного финансирования (средства месячного бюджета) на обучение педагогов незначителен. Соотношение бюджетных ассигнований и собственной оплаты слушателей составляет соответственно 12% и 88%.

На сегодняшний день в городе преподают украинский язык и литературу 264 педагога, работают 48 учителей-предметников с преподаванием [других] предметов на украинском языке. Для обеспечения в полном объеме преподавания предмета необходимо около 600 специалистов.

Анализ кадрового обеспечения свидетельствует о том, что ни одна школа региона не укомплектована в полной мере специалистами. К преподаванию украинского языка привлекают педагогов других специальностей, которые умеют говорить по-украински:

учителя начальной школы – 26% – 47 человек;

учителя русской филологии – 6,7% – 12 человек;

учителя других предметов – 7,3% – 13 человек.

В связи с тем, что в регионе ощущается дефицит педагогических кадров, которые ведут преподавание на украинском языке, и не существует педагогического высшего учебного заведения, решением сессии городского совета от 25.11.2003 г. № 1659 в соответствии с региональной программой «Учитель» городской институт последипломного образования преобразован в городской гуманитарный университет, а также в 2003 г. открыт филиал Черкасского национального университета им. Б. Хмельницкого, который на бюджетной основе начал вести подготовку учителей различных специальностей на государственном языке.

Это позволит в будущем подготовить необходимых специалистов с преподаванием на государственном языке и расширить его функционирование в образовательной сфере региона.

 

Начальник управления образования и науки      М.И. Чербаджи»

 

Итак, кадры решают все. И для этого можно привлекать к преподаванию украинского учителей других предметов (лишь бы говорили!), переименовывать институт повышения квалификации в городской гуманитарный университет и готовить новых учителей для севастопольских школ в филиале провинциального вуза им. Б. Хмельницкого. Учителей, которые придут на смену тем, что работают в севастопольской школе сегодня, но ведут занятия не на том языке, на котором следует, и, возможно, не так, как хотелось бы новым властям. По существу речь идет о ликвидации целого культурного слоя. Не физической, а так сказать, как класса. Дальнейший комментарий нахожу излишним.

 

Как это называется?

Нарисованная мною картина может показаться излишне мрачной. Ведь положение в Севастополе можно описать и в ином ключе. Например, рассказать о трех акциях, состоявшихся в течение трех недель на Нахимовской площади, – в том числе о рок-концерте в защиту русского языка и традиционном протестном митинге в очередную годовщину ненавистной большинству горожан «независимости». Или об участвующих в предвыборных мероприятиях студентах из русских и пророссийских партий. Или о моих севастопольских друзьях, дающих жесткий отпор выпестованным новой властью националистам. Но я решил не писать об этом – чтобы не притупить неоправданным оптимизмом ощущения нависшей над нами угрозы. Повторяю: над всеми нами, то есть над русскими как единым народом, оказавшимся разделенным нелепой государственной границей.

Я не буду первым, кто скажет: происходящее на территории нынешнего украинского государства следует квалифицировать как изощренную форму культурного геноцида. Когда нация уничтожается не физически, а посредством отрыва от культурных корней, разрыва исторических и человеческих связей. Совсем не обязательно убивать представителей культурной элиты, как это делали нацисты в оккупированной Польше. Можно лишить непокорных работы по специальности, и они утратят свое влияние. Если уедут – скатертью дорога. Не нужно также пытаться воздействовать на тех, кому за тридцать и, тем более, за сорок и которых все равно не переделать. Через несколько десятилетий они вымрут сами. Заниматься нужно детьми. И вовсе не обязательно, чтобы все дети стали «сознательными украинцами». Достаточно того, чтобы образовался некий слой, который займет ведущее положение в обществе. А другие? Или смирятся, или тоже уедут. «Независимая Украина» по ним плакать не станет.

Самое обидное, что все это происходит на наших глазах и не вызывает в обществе никакой реакции, кроме насмешек и анекдотов. Более того, наши средства массовой информации сами принимают участие в программировании, все чаще называя всех граждан нового государства «украинцами». Между тем мы должны четко осознать, что настала критическая минута. Речь идет не о защите «геополитических интересов РФ на Украине», не о «восстановлении СССР» или «империи», а о сохранении России как исторического и культурного целого. Потому что украинское нациостроительство невозможно без ассимиляции, то есть превращения людей, глубоко чуждых «украинской идее» (мысли об этнической, политической и культурной противоположности «россиян» и «украинцев») в лояльных граждан, а вернее – в покорных подданных, готовых примириться с ущемлением своего национального достоинства и глумлением над своей историей и культурой.

В последние годы нам много твердят о поиске национальной идеи, которая смогла бы объединить русское общество. Мне думается, в этом качестве вполне может выступать борьба за восстановление разорванного национального единства. Не дать превратить случайную  государственную границу в национальную – достойная задача для формирующегося сейчас нового либерального и демократического лагеря. Лагеря, свободного от догматизма и национального нигилизма наших первых реформаторов. Независимого не только от властей, но и от излишних опасений по поводу того, «что скажут в Европах». Чуждого не только квасному патриотизму и казенному государственничеству, но и компрадорскому отношению к своей родине. Такая борьба может стать не только нашей национальной идеей, но и нашим подлинно европейским выбором, подобным тому, который в XIX в. сделали поляки и итальянцы, а совсем недавно – немцы ФРГ и ГДР. Нам следует помнить, что, несмотря на отсутствие единого государства, мы одна страна и один народ, и не отворачиваться от проблем наших «украинских» соотечественников.

Нам нужны общие учебники. Общерусские организации (в том числе детские). Общие научные и педагогические учреждения. А также широкая общественная дискуссия о проблемах разделенного народа, которым мы стали. И тогда, возможно, нам удастся спасти себя от распада.

 

А отрывать детей от родителей, проводя эксперименты по выведению новых наций, – это пакость. Причем отнюдь не мелкая. И мы как представители нации старой имеем полное моральное право противодействовать этому всеми доступными цивилизованными средствами.

 

Виталий Ковалев

Comments