?

Log in

No account? Create an account
chłopiec malowany

Февраль 2014

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728 

Метки

Разработано LiveJournal.com
chłopiec malowany

Кино. Каролина Грушка

КАРОЛИНА ГРУШКА 
AMOR ABSOLUTUS



Юлия Антонюк, "В августе сорок четвертого", 2000

КАК ПРОШКИН ПОДАРИЛ РОССИИ ГРУШКУ, ИЛИ НА КАЖДОГО ПОЛЯКА НАЙДЕТСЯ СВОЙ ТАТАРИН

Под конец не самых счастливых для нашего кино девяностых годов у известного режиссера Прошкина появились две идеи. В первой ничего экстраординарного не было. Прошкин решил поставить новый фильм по «Капитанской дочке» (с элементами пушкинской же «Истории Пугачева»). А вот вторая идея была довольно странной. В ролях Петруши Гринева и Маши Мироновой режиссер собрался снять молодых польских актеров. Странной она была не потому, что русских дворян предстояло сыграть полякам – почему бы и нет, сыграла же Брыльская учительницу Надю и русский мир от этого не рухнул. Странной выглядела аргументация мэтра. В своих интервью он говорил что-то не вполне вразумительное про чистых, юных, благородных, которые в России-де перевелись, и потому их приходится искать на стороне… Что он имел в виду, понять было нелегко. Возможно, Прошкин (потомственный аристократ?) не любил большевиков, истребивших на Руси исконную аристократию, либо же ему (неужели расисту?) требовались чистопородные арийцы, положение с которыми на Среднерусской равнине его не вполне устраивало... Не будем гадать.
 

Фильм получился не такой уж плохой. Не голливудский блокбастер, но это скорее выглядело достоинством. Возможно, немножко вялый, с рядом необязательных сцен (из «Истории Пугачева»), но со своим очарованием. Тем не менее ругали картину все кому не лень. Мальчиком для битья стал исполнитель главной роли Матеуш Даменцкий. И правда, зачем нам поляки? Что русский сыграл бы хуже? Да он никакой, отвернешься и не вспомнишь… Задача такая у рецензентов – высказывать свое мнение, делать это быстро, оперативно, не всегда обладая при этом достаточными для вынесения приговора знаниями. Пушкинский Петруша, он-то сам какой? Но ругатели, как правило, слабо представляют себе литературный первоисточник. Впрочем, доставалось и другим исполнителям.

 Радовало одно – не ругали юную польку, сыгравшую Машу Миронову. Девушку с царственным именем Каролина и веселой фамилией Грушка. При том что ее роль была сравнительно небольшой – Машина фигура в повести довольно статична и пассивна (Марина Цветаева, будучи ребенком, вообще считала Машу полной дурой, подлинным героем видя Пугачева). Уделом дочери капитана Миронова было мужественно страдать и беззаветно любить – чем она отчасти напоминала Оленек, Елен и Данусь Грушкиного земляка Сенкевича, необходимых главным образом для того, чтобы влюбленным в них мужчинам было из-за чего проливать кровь и совершать разнообразные гнусности. Впрочем, Маша в своей беззаветной любви к оклеветанному Гриневу дошла до самой государыни – а это все же деяние…

 Так или иначе, Грушка запомнилась всем, кто ее увидел. Даже в немногом, что ей тогда довелось сыграть, присутствовал масштаб, а в трогательном облике (уж не берусь судить, насколько аристократическом или арийском) – особая, нетривиальная, некукольная красота. Допускаю даже, что с выбором на главные роли поляков все обстояло иначе, чем объяснял народу Прошкин. Быть может, он сначала захотел снимать КГ, а уж потом, задним числом, подвел под свое желание нелепую теорию?

 Не думаю, что хорошая наша актриса сыграла бы хуже. А вот за то, что лучше, не поручусь. КГ уже тогда показала прекрасные артистические данные – неподдельные эмоции, стремительные переходы из одного психологического состояния в другое, подлинную грацию и чувственность – именно такую, какой должна была обладать совсем еще юная героиня Пушкина. Маша у КГ вышла несколько живее той Маши, какой ее представляешь по повести или экранизации 1959 года. Хорошо это или плохо, не скажу. Дело вкуса. Лично мне нравится, но я, возможно, необъективен.

 Озвучивали поляков Марат Башаров и Чулпан Хаматова. Башаров вспоминал об этой работе с раздражением. Хаматова язвила: стоила приглашать на роли русских дворян поляков, чтобы потом их озвучивали двое татар. Со своей задачей наши артисты справились прекрасно, поляки «зазвучали». Однако, как водится в нашем любезном отечестве, людей, давших иностранных актерам свои голоса, позабыли отметить в титрах.

 Так в девяносто девятом году, благодаря А. Прошкину и при соучастии Ч. Хаматовой, первокурсница Варшавской театральной академии, немножко еще стесняясь, пришла в российский кинематограф. Именно в наш, поскольку в польском она присутствовала к тому времени несколько лет. Во время съемок «Русского бунта» девушке было восемнадцать, между тем как первую крупную роль, в многосерийном фильме Изабеллы Цывинской «Божья подкладка», она играла уже в четырнадцать. Кроме того, еще раньше успела промелькнуть у Кшиштофа Занусси (впрочем, это скорее не в счет), а также – с девяти лет – повыступать в детской музыкальной телепрограмме. При этом не заразилась детской болезнью несостоявшейся звезды, а продолжала упорно учиться избранной в отрочестве профессии.

 Маша Миронова, "Русский бунт", 1999 

ЛЮБОВНИЦА НЕМЕЦКОГО ДИВЕРСАНТА, ИЛИ АБЕРРАЦИЯ-44

Одно из бросающихся в глаза актерских качеств КГ – широчайший диапазон и потрясающая убедительность даже в незначительных, во всяком случае по времени, эпизодах. Наверняка многие ее запомнили (пусть и не зная по имени) в другом нашем фильме – «В августе сорок четвертого» Пташука, где она сыграла Юлию, несчастную любовницу немецкого диверсанта Павловского – того, которого не смог взять живым Таманцев (В. Галкин).

 На этой душераздирающей сцене мне хочется остановиться подробнее по той причине, что она породила целый ряд забавных недоразумений, к кинематографу отношения не имеющих. Однажды мне довелось прочесть заметку о неких белорусских ветеранах, возмущенных тем, что фильм… «обеляет Армию Крайову». Не говоря уже о том, что АК вроде бы в реабилитации давно не нуждается, сразу же возник вопрос: а при чем тут вообще АК? Тот, кто внимательно смотрел фильм (или читал роман), прекрасно знает, что Павловский был фольксдойчем, служившим в полиции под Варшавой, немецким шпионом и профессиональным убийцей. Но люди, как правило, не обращают внимания на детали. Они видят, как бьется в слезах КГ. Красивая, несчастная, величественная в своем невыносимом горе. Ее жалко, ей сопереживаешь. А разве можно сопереживать «коханке» немецкого диверсанта? В итоге фольксдойч и немецкий полицейский становится бойцом АК, а авторы фильма – ее апологетами. Подобную ошибку совершили и польские СМИ. В фильмографиии КГ четко указано, что в фильме она сыграла роль «невесты польского солдата, убитого русскими». Вот так-то… А вот еще одна версия, тоже польская, но другая – в фильме, оказывается, поляки показаны очень плохо. Дескать, изображены шпионами, а на деле все было иначе...

 Перечисленные заблуждения говорят, как минимум, о силе эпизода. Первые две аберрации обусловлены детским представлением, что ТАКАЯ девушка и ТАК оплакивать отрицательного персонажа не может – а следовательно, данный персонаж для создателей фильма отрицательным не является. Последняя же, видимо, порождена убеждением, что ежели полька любит заведомо отрицательного персонажа (шпиона), то и поляки как народ в фильме представлены не лучшим образом.

 Думаю, что подобные интерпретации подавляющему большинству зрителей остались чужды. Все ведь более чем ясно. Перед нами еще одна жертва беспощадной вселенской войны. «Ты попал под колесо солдат, и оно тебя раздавило». Раздавленной оказалась сельская девчонка, ничего не понимавшая в жестоких играх суровых мужчин, а просто любившая того, кто ее, сироту, пригрел, стал отцом ее ребенка и тоже, вероятно, любил (и фольксдойчи любить умеют). История абсолютной любви протяженностью в пару минут – и чтобы это понять, нужно всего лишь иметь в себе толику человечности. И уметь хотя бы ненадолго подняться над политическими и национальными предрассудками.

[Впрочем, когда КГ после выхода фильма говорила о роли Юлии, речь шла все о той же «невесте польского солдата… жестоко убитого…» Неужели коварный Пташук ради достижения нужного эффекта обманул наивную студентку? Воспользовался тем, что она в ту пору не очень хорошо понимала по-русски и уж точно не стала бы читать далекую от ее интересов книжку о советских контрразведчиках?

 А может, КГ постеснялась признаться «своим», кого сыграла? Ведь «патриотические» предрассудки свойственны всем, даже умным и тонким людям… Полностью от них свободны только смердяковы.]

БЕЗ ГЛАМУРА

Последние годы КГ пользуется немалой популярностью. Ей довольно легко выполнять данное себе в студенческие годы обещание: «Не выступать в рекламе и ситкомах, ведь это делается, как правило, ради денег…» Предложений хоть отбавляй, в том числе заграничных, и свойственная КГ разборчивость, вероятно, не сильно бьет ей по карману. Она убедительно подпрыгивала с ракеткой в руках в картине о влюбленных теннисистах («Брейк-пойнт»), билась в эпилепсии и безответно любила в эпопее Байона «Канун весны», была полицейским агентом с компьютерным уклоном («Свора») и иностранной женою русского хирурга в исполнении Марата Башарова (в недавнем сериале «На пути к сердцу»). И так далее – но не тому подобное.

 В порядке культурного обмена она одолжила свой голос нашей Марине Александровой в фильме Ежия Гофмана «Старое сказание». И разумеется, играла в театре, сначала в студенческом, а ныне в варшавском Национальном, в труппу которого вступила по окончании академии. Ибсен, Шекспир, Мольер, Достоевский, Чехов. КГ любит подчеркивать свою особую привязанность к русской литературе (речь, разумеется, идет о джентльменском наборе польских режиссеров – Антоне Павловиче с Федором Михайловичем). Если верить ее словам, театр для нее стоит на первом месте, и это удача для кинематографа – ибо большого актера формирует именно театр (мое забавное предубеждение, забавное потому, что я, увы, не театрал и редко бываю доволен увиденным в театре). Правда, о театральных ролях КГ мне сказать практически нечего – чего не видел, того не видел.

 Зато я прочел довольно много взятых у нее интервью. А как известно, актерские интервью обычно разочаровывают. Далеко не у всякого (и тем более не у всякой) имеется, что поведать миру, а запросы и интеллектуальный уровень «звезд» нередко поражают убожеством. Особенно это заметно у тех, кто нигде ничему никогда не учился, а потом вдруг взял и оказался на экране. КГ в этом случае представляет собою приятное исключение. Основательный культурный фон ощущается с первых слов. Равно как и стойкое нежелание разговаривать о частной жизни (для меня, которого коробит даже от невинного «Пока все дома», это архидостоинство). И еще одна симпатичная черта – искренность и своеобразный нонконформизм (пусть они порой побуждают принимать участие в сомнительных акциях – но лучше честно заблуждаться, чем поддакивать тем, кого не уважаешь). КГ свойственны нетусовочность и негламурность. «Не хочу вливаться в популярное нынче течение. Телероманы, телешоу, банкеты, глянцевые журналы. В этом мире для меня нет места. Предпочитаю идти собственным путем, возможно более трудным, но на этом пути я по крайней мере знаю, какие художественные формы мне интересны, какого рода высказывания мне ближе, о чем бы я хотела рассказать, какие вопросы ставить…» Слова какие-то полузабытые… Не случайно среди польских кинолюбителей сложилось представление о КГ как девушке умной и начитанной.

 Я не намерен заниматься обзором сыгранных КГ ролей, это дело будущих дипломников-искусствоведов. Моя задача скромнее – высказаться о собственных зрительских впечатлениях. Поэтому перейду к главному – ее самой звездной на сегодняшний день работе.


Оля Чекая, "Любовники из Мароны", 2005Оля Чекай, "Любовники из Мароны", 2005


ЛЮБОВЬ В УМИРАЮЩЕМ МИРЕ МАРОНЫ

Фильм Изабеллы Цывинской «Любовники из Мароны» был снят по хорошо мне известной повести Ивашкевича.  Случайно наткнувшись в сети на ролик с анонсом, я был заинтригован и, признаюсь, заворожен. Меня не испугала даже аннотация, в которой сообщалось об «утонченной гомосексуальной игре», которую ведут между собой персонажи-мужчины. В итоге я фильм посмотрел. Раз пять или шесть, точно уже не скажу.

 Разумеется, никакой «утонченной игры» в фильме не присутствовало. Он оказался совсем не об этом. Во всех смыслах. Показанные без излишних подробностей своеобразные отношения двух друзей лишь добавляла трагизма в без того трагическую любовь измученной беспросветной и монотонной жизнью Оли, учительницы сельской школы, и Янека, смертельно больного пациента туберкулезного санатория. Олю (в польском это уменьшительное от Александры) сыграла КГ. По словам режиссера, актриса впервые выступила здесь в роли зрелой женщины. Не рискну судить, насколько зрелой, – впечатления, что героиня КГ старше своего партнера (как было в повести), у меня, например, не сложилось. Но это потерей не кажется.

 Фильм Цывинской не был первой экранизацией «Любовников». Первая появилась еще в шестьдесят шестом, через несколько лет после публикации повести. И была гораздо «ближе к тексту». Однако именно нынешнюю экранизацию критика дружно оценила как наиболее соответствующую духу оригинала. При том что сценаристы, Цывинская и Цезарий Харасимович, позволила себе множество вольностей, выявление которых может стать неплохим развлечением для студентов и школьников. Появились новые детали, а некоторые, напротив, исчезли. Незнакомые с повестью читатели безуспешно будут гадать, каково полное имя Арека, героя Лукаша Симлята – в фильме оно выпало, как и многое другое. Про введение мотива любви и ревности Арека к Янеку (Кшиштоф Завадский) не стоит и говорить – решение более чем смелое. Но странно, перечитывая повесть после просмотра фильма, я невольно вчитывал туда то, чего там прежде не обнаруживал. Приходилось делать усилие, чтобы стряхнуть с себя кинематографический гипноз. А в ушах – при том же чтении – продолжала звучать музыка Ежия Сатановского (ее можно услышать, если пройти по ссылке на анонсный ролик).

 Главное качество этих вольностей – органичность  Рискну заметить (польских литературоведов поблизости нет, и пинать меня никто не станет), что текст «Любовники» местами не вполне отделан. Так вот, фильм среди прочего отличается филигранной отточенностью и связанностью всех без исключения элементов, эпизодов, четким и красивым ритмическим рисунком – захватывающим с первых кадров и не отпускающим до конца, до самого последнего титра.

 Среди находок – органично вошедшие в фильм другие тексты Ивашкевича. В самом его начале Оля диктует ученикам фрагмент хрестоматийного «Икара» – такое вполне могло быть в действительности, и это соответствует тональности картины. («Произошла трагедия – вот он тонет и погружается в море, но люди этого не заметили. Точка».) Арек в сцене знакомства с Олей поет песню о цыганах. В повести она обозначена единственной строчкой: «Бежала девушка с цыганами».  В фильме появляется текст – стихотворение Ивашкевича из цикла «Купание коней», положенное на музыку известным джазистом Лешеком Можджером. («Купает коней с парнями, с цыганами, с гитарами…»)

 Задачей КГ было сыграть безмерность и обреченность обрушившейся на сельскую учительницу любви. Обреченной не потому, что объект любви не ответит взаимностью, не потому, что у него есть жена и ребенок, а потому что вскоре не станет самого объекта, и это понятно каждому участнику драмы. Почти невозможно разграничить, чего больше в этом нежданно нахлынувшим и дошедшем до последних пределов чувстве – любви, жалости, самоотверженности. Это тот самый случай, когда присутствует и то, и другое, и третье, и поиски пропорций утрачивают смысл. «Мне все равно, какой он есть, и я не желаю знать, что я для него значу».

 В коротком ролике «со съемочной площадки» Изабелла Цывинская подчеркивала: «Это очень актерский фильм». И он действительно сделан великолепной актерской командой. Свою задачу прекрасно выполняют все – от КГ до безродной дворняги в роли злосчастного пса Пицуся.

 В том же ролике КГ признавалась: «В первый момент, когда мы получили сценарий, была эйфория, ведь это необыкновенный материал для актера. Но потом появился страх, что я не справлюсь, что это слишком трудно». Она справилась – и на фестивале художественных фильмов в Гдыне (2005) получила приз за лучшую женскую роль первого плана.

 Сценарий предоставил ей широчайший простор для демонстрации актерских способностей, умения перевоплощаться в рамках одной-единственной роли. Вот перед нами отупевшая от однообразной жизни и вечной тоски учителка в жутких очках – совсем не похожая на ту худенькую девочку с нездешними глазами, какой запомнил КГ русский зритель начала века. А вот, после встречи с Янеком и Ареком, происходит ее чудесное преображение – глядя в зеркало, она опять становится прекрасной и юной. Вот трагикомическая смена караула у постели (можно сказать, что и в постели) умирающего Янека – передача сестрой Евфрозиной (Ева Каспшик) эротической и здравоохранительной эстафеты Оле, еще не пришедшей в себя от первой ночи со своим возлюбленным. В коротенькой сцене блестяще передана потрясающая гамма чувств: замешательство, стеснение, растерянность, счастье одной – и печальная мудрость, понимание, жалость другой. Средства минимальны – мимика, несколько слов, интонации – скорее даже интонационные полутона. Многим, думаю, запомнится и неловкий, полудетский бег героини КГ на тонких, словно бы заплетающихся ногах. Исполненный радости в одном эпизоде – и горя, последней, уже безнадежной по сути надежды в другом.

 Отвечая на вопрос (прямо скажем, риторический), о чем этот фильм, режиссер решительно заявила: «О любви, о любви и еще раз о любви». Это действительно фильм о любви и милосердии. Но также о гримасах любви и милосердия, когда любовь и милосердие заставляют влюбленного совершать преступление и проявлять бесчеловечность. Впрочем, тут мне стоит остановиться, иначе получится пересказ. А я не терплю пересказов с детства.

 И еще это фильм о несовершенстве мира – мира, разрушенного, по словам режиссера, людьми. Обитатели которого так или иначе обречены на страдание. И директор школы (Януш Михаловский), и его жена (Данута Стэнка), и влюбленный в «панну Олю» трудный подросток Юзек (Лукаш Сикора), и его отец, вечно пьяный рыбак (Томаш Сапрык), и сестра Евфрозина, и жена пребывающего в последней стадии алкоголизма Гульбинского (Ядвига Янковская-Тесляк), и варшавская супруга Янека (Малгожата Завадская) – не говоря о треугольнике главных героев… Можно бы было сказать о пленере и интерьерах – но не хочется портить первое зрительское впечатление, которое бывает только раз. К тому же ссылка на анонс прилагается.

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Пребывая с нежного возраста в весьма специфической, исполненной соперничества и чадящей кострами амбиций профессии, КГ сохранила такт, деликатность и скромность. Слова «я никакая не звезда» звучат настойчивым рефреном, и думается, это не рисовка.

 Приступая к сочинению этой статьи, я совершил, скажу без ложной скромности, подвиг. В течение трех часов я честно смотрел пресловутую Inland Empire Дэвида Линча (в русском прокате она шла под названием «Внутренняя империя»). Ради чего? Сугубо для очистки совести – чтобы получить более полное представление о творчестве КГ. В этом нуднейшем фильме она, исполняя роль lost girl (так значится в титрах), много молчит и плачет, убивает, если я правильно понял, кого-то отверткой – и произносит несколько слов. Некоторые польские репортеры, проявляя незаурядный провинциализм, именно это сочли выдающимся успехом (радовала не столько роль, сколь сам факт съемок у заокеанской знаменитости – дескать, наши в Голливуде!) и принялись терроризировать КГ вопросами о совместной работе с Линчем. Первое время КГ вежливо рассказывала. Призналась, что, кажется, сумела понять, о чем этот фильм. Но в конце концов в ней взбунтовался внутренний нонконформист, и очередному интервьюеру было заявлено, что на вопросы о Линче ответа не последует.

 И действительно, зачем говорить о том, что было, когда реализуются новые проекты и строятся новые планы? Одним из последних подарков КГ польской публике стали блестяще записанные аудиокниги, причем их выбор весьма нестандартен. Уверен, что благодаря прочитанному ею «Несуществующему рыцарю» число читателей и почитателей великого Кальвино в Польше существенно возрастет. Это не просто актерское чтение, это блестящий моноспектакль. Работая одним лишь голосом, она блестяще передает целую гамму настроений этой печально-иронической сказочной повести, искусно лепит галерею характеров – начиная с короля франков и римского императора Карла Великого и кончая последним оруженосцем.

 
Перечитал написанное и показалось, что вышло как-то агиографично. Апофеоз КГ. Грушка то, Грушка сё, Грушка форевер, Грушка рулез... А где критический настрой? Почему молчит моя persona non grata? Возможно, надо посмотреть побольше фильмов с ее участием, в том числе проходных, наверняка легко отыщется за что ругнуть. Но их ведь надо еще найти, а текст хочется разместить как можно скорее. Впрочем, осенью выйдет «Кислород» Ивана Вырыпаева, где КГ сыграла роль Саньки – с музыкой, танцами, стремительными, нарочито вульгарными монологами на тему секса, наркотиков и чего-то еще. Вот тут-то я порезвлюсь. Восстановлю, так сказать, баланс. Хотя кто ее знает – она ведь и это вытащит.

P
.S. В очередной раз поражаюсь невниманию нашего кинопроката и ТВ к киноискусству некогда «братской» Польши (если кто не в курсе – великой кинематографической державы). Может создаться впечатление, что последние десять лет там не снято ни одного интересного фильма. Телеканал «Культура» успешно добился того, что имя во всех отношениях достойного Кеслёвского начинает вызывать у кинолюбителей аллергию – так часто по разным поводам (годовщина рождения, годовщина смерти) нас потчуют его картинами, словно бы развитие польского кинематографа на нем и остановилось.

 «Любовников» в Москве, вероятно, смотрело несколько человек. Двое точно. Переводчица, готовившая русские субтитры (в надежде на международное признание поляки упорно снабжают свои DVD субтитрами на разных языках, даже на украинском). И я – удачно спросивший об этом фильме как раз в присутствии переводчицы, которая и одолжил мне принадлежавший ей диск.

Старая страничка, посвященная КГ, на сайте актерского агентства GUDEJKO (2002): http://www.gruszka.art.pl/index2.htm 

«Любовники из Мароны»: http://www.youtube.com/watch?v=9uK49Npmang

КГ читает Итало Кальвино (нажмите зеленую надпись Posluchac' fragmentu):
http://info.audiobook.pl/index.php?option=com_content&task=view&id=23&Itemid=2 
 
 

Галерея КГ на сайте FilmPolski.pl : http://www.filmpolski.pl/fp/index.php/1425380
 

  
karolina gruszka amor absolutus 

Comments

Спасибо, что "познакомил" с актрисой. Я её прежде как-то не замечал.
А как ты думаешь, участие польских актёров в русском кинематографе как-то помогает взаимопониманию между нашими интеллигенциями? Мне вот просто кажется, что это всё совершенно впустую. То есть личное дело, но на "общение народов" отношения не имеющее. К сожалению.
Занусси везде говорит ровно то, что от него хотят слышать. В польской аудитории он абсолютный русофоб, это уж я сам слышал (даже в гостях был).
А куда статью деть - не подскажу, так как просто не знаком с такими ресурсами. Что-то про кино должно быть.

Эх, Занусси...

Никому нет веры!