?

Log in

No account? Create an account
chłopiec malowany

Февраль 2014

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728 

Метки

Разработано LiveJournal.com
kotwica 2

третья редакция "вавилона"


ŚPIEW PO RAZ PIERWSZY



Просидев несколько часов, выполнил почти всю программу. На изъятие цитаты о партизанах в кустах духа не хватило (пусть пока останется), зато ненорматива заметно поубавилось. Осталось самое необходимое.         
            Новый текст:
http://files.mail.ru/G55ZMC

Главное – выпали мало что дававшие похабные частушки. Замена представляется удачной. От первых до последних подчеркнутых слов фрагмент теперь выглядит так.


Выпивают.

ВАСИЛИЙ. Песен хочу.

ТИЩЕНКО (встревожено). Вася…

ВАСИЛИЙ. Песен. Имею право. Помнишь, штурмфюрер, как та комсомолка пела, в Трубчевске? А та, в Лепеле?

ЧИЖИК. Пела-пела. Напоследок. «Дан приказ ему на запад…» А дед еще, помнишь, плясал? В Ковалевичах, под Барановичами? Его потом местный из самообороны, на спор, по движущейся цели.

ТИЩЕНКО. Камерады, это лишнее.

ВАСИЛИЙ. Песен! (Встает.)

ТИЩЕНКО. Сесть, сержант! Унтер-шарфюрер... Тебя она не поймет. Сам прикажу. (Подходит к Оле.) Что вы там пели в своей организации? Спой ему.
            ВАСИЛИЙ. И чтобы без обману. Настоящую бандитскую. 

Оля молчит. 

 

ТИЩЕНКО (громко и зло). Ну… (Тихо.) Чтобы отвязался. Не будь идиоткой. (Громко.) Что вы там пели? Быстро. (Тихо.) Ну, что-нибудь вроде… (Напевает.) Вперед заре навстречу… 

Оля молчит. 

АНКА. Можно я ей помогу? Оля, давай вот эту. Нам ничего не будет?
           ТИЩЕНКО. Ничего, пойте только.
     АНКА. Учтите, я так не думаю. Я просто исполняю текст. Вражеский. (Поет, призывно поглядывая на Олю.)

Naprzód, do boju żołnierze

Polski Podziemnej! Za broń!

Boska potęga nas strzeże,

Woła do boju was dzwon. 

Новак смотрит на Анку с изумлением, Оля с испугом. Реакция Якоба выдает крайнюю степень возмущения, помогая понять приблизительное содержание песни. Примерно с третьего стиха Тищенко начинает дирижировать. 

АНКА (поет).

Godzina pomsty wybija,

Za zbrodnie, mękę i krew.

Do broni! Jezus Maryja!

Żołnierski woła nas zew.

Do broni! Jezus Maryja!

Żołnierski woła nas zew. 

АНКА. Здорово, правда? Мелодия такая бодренькая. Там у вас талантливые люди. Подпевай. Ты же знаешь, наверняка. (Подойдя вплотную к Тищенко, поет.)

Za naszą wolność i waszą,

Bracia, chwytajmy za miecz.... (1)

Хватит? Такие вот песни у них. Были. 

ТИЩЕНКО (чмокнув Анку в ладонь). Довольны, бойцы? Как вам польская народная? А? 

ВАСИЛИЙ. Разнесу деревню хреном от конца и до конца. – Не пой сынок военных песен, не расстраивай отца. 

Пауза. 

ТИЩЕНКО. Про военные песни – точно. Допелись. Садись, бойцы, еще по одной. Подсаживайся, Ануся. (Целует Анку в предплечье.) Глоточек. Огурчик. Закусить.

АНКА. Обожаю закусывать солеными огурцами. Вы такой милый. (Тихо.) Вы не пугайте так девочку, ладно? Она обманутая. Жертва сталинско-лондонской пропаганды. Если что, то я… Я сильная, умелая. Гаупт-штурмфюрер Отто говорил… (Тищенко целует Анку в щеку.)

ВАСИЛИЙ. Допелись, суки. Если завтра война… 

Пауза. 

ТИЩЕНКО (неожиданно запевает).

Если завтра война, если завтра в поход…

ВАСИЛИЙ, ЧИЖИК, ТИЩЕНКО.

Если темная сила нагрянет,

Как один человек

Весь советский народ

За свободную родину встанет.

На земле, в небесах и на море...

ТИЩЕНКО (громко, с чувством, ударяя себя кулаком по колену). Бля-ядь!  

Пока они поют, Анка перемещается ближе к Оле. Ошеломленный странными песнями Якоб сидит, притихший, в противоположном углу. 

АНКА (Оле, тихо). Тебе бы лучше с лейтенантом, он полегче и не такой вроде хам. А я бы под кабаном поелозила, не впервой, перетерпела бы. Только лейтенант меня хочет, не тебя. Снова недовольна? Я виновата, да? Родилась я такой, красивой. Тебя вон тоже, если отмыть… (Трогает Олю за руку.) Хей… 

Оля враждебно молчит. Новак тоже перебирается поближе. Василий наливает – себе, Чижику и Тищенко. Пьют. 

НОВАК (Анке). Ты где такое слышала?

АНКА. Лешек Яницкий из Политехнического мне подпольный песенник показывал.

ОЛЯ. Лешек? Ты его знаешь?

АНКА. До войны я дружила со студентами. Лешек, по-твоему, не мужчина?

ОЛЯ (в отчаянии). Не до такой же степени.

НОВАК. Девочка моя, мужчина всегда остается мужчиной. Даже в Политехническом.

ОЛЯ. Что вы понимаете под словом «мужчина»?

АНКА. Лешек тоже ваш? Не только по самогону?
            
Потрясенная Оля молчит. 
           АНКА.Опытный был такой. Когда его расстреляли на Вежбовой, я целый день ходила в черном. Я же думала, по ошибке, дядя. Как заложника.
        НОВАК (Оле). Ну что вы так смотрите? Поймите, наша задача продержаться, выжить. Ради будущего, ради свободной Польши. Быть лисицей и львом. Ради чего мы страдали пять лет – ради того, чтобы эти швабские монголы с Кавказа… 

Подходит Тищенко. Чмокает Анку. Присаживается рядом с Олей. 

ТИЩЕНКО. Так и будешь молчать? Думаешь, мы последние твари?


Частушки не давали мне покоя с самого начала. Зачем они тут, спрашивал я себя. Девочек из ИФРАН и Инслава шокировать? Как это обыгрывается? Что прибавляет? Теперь понял – они были нужны для резервации места под что-то более существенное. Положительных результатов так много, что даже не буду перечислять. Даже Анка расширилась и сделалась объемнее. Речь не о фигуре.
       Что примечательно, стихи неизвестной Анели пригодились мне вторично. Похоже, пора статью писать - о песнях Армии Крайовой.



1.  «Вперед, на бой, солдаты подпольной Польши. К оружию! Нас оберегает Божье всемогущество, зовет вас в битву колокол. Пробил час мести – за злодеяния, за муки, за кровь. К оружию! Иисус Мария! Таков наш солдатский призыв. (…) За нашу вольность и вашу, братья, возьмемся за меч».

Картинка: После эвакуации каналами со Старувки в Средместье, 1 сентября 1944 года. Фото Иоахима Иоахимчика. Хорошо видны немецкие камуфлированные блузы и двусторонние куртки - ими с первых дней были обеспечены отряды, сражавшиеся на Воле и в Старом Городе.

 

Comments

бесконечный процесс

Заменил ссылку. Четвертая редакция